Фифти Винсент: патриотично-лирический рэп

Уникальный белорусскоязычный «рэпер, который пишет стихи», Vinsent в пятницу после того, на концерте в «Реакторе» своим поклонникам патриотические тексты о любви к родине и других лирических радасьцях, чем попытался реабилитировать рэп в глазах масс. О ярасную вострапалітычную гаркоту современного белорусского рэпа Ales Bezuher.

Белорусскоязычный рэп несколько лет назад ассоциировался в лучшем случае с Кровам, который получил успех на кавэрах хитов Тартаку. Сейчас белорусскоязычных рэп-команд набирается ровно столько, чтобы снять под потребности отечественного рэпа клуб Реактор.

Винсент — уверен студент четвертого курса журфака. На вид — классический герой досок университетской гордости. В белой тенниске и кроссовках с красными шнурочку. Девочки из толпы, дарят ему цветы и визжать от счастья быть с ним на расстоянии нескольких метров, а бывший преподаватель записывает для репортажа его треки.

С Винсентом на сцене работают его братья по оружию — минские и региональные рэперы, а также DJ. Среди первых были обнаружены ребята Lunclan с текстами о Скорине, БРСМ и страну, «где не исключают за любовь к родине» и «главное что там разговаривают на языке такой, за которую их предки отошли на комнату».

«Настоящие рэперы выходцы из малых городов — городов, где есть проблемы. Оттуда, где есть о чем читать рэп», — анонсирует ведущий вилейскую команду PANaNieba.

«Наши улицы, вы здесь?» — с риторической надеждой запрашиваются вилейские ребята. В ответ что-то невразумительное: улицы, но какие-то другие, наверное. PANaNieba уже куда ближе к паўночнаамэрыканскага рэпэрскага идеала. Такие себе белорусскоязычные недагангстэры вилейских субабаў. Интересно, как бы звучали их песни, если бы они занялись чем-то с участием электрических гитар и волосатых мужиков?

Еще один герой вінсэнтавай сцены рэпер Еж, известный по когда-то нашумевшей сборнике Песни свободы. Со времен весны 2006 Еж успел перебраться подальше от шумных троллейбусов на природу, поэтому сейчас, заросший и бородатый, больше напоминает вокалиста Beach Boys Карла Вілсана, чем матерого рэпера.

«Мое сердце бьецца, и его не остановить»

А вот Винсент называть себя рэперам не любит:

«Рэп у нас — слово апошленае. Рэпер — это вроде бы недамузыкант какой-то с текстами про клубы и про бабки. Но это такой же полноценный направление музыки, как и остальные».

«Поэтому я пишу стихи», — кратко он характеризует собственное творчество.

Хотя песни у Винсента все о том же: любовь, Минск, любовь в Минске любовь в Париже. Ну и жизнь настоящих людей, которым «плевать на председателя правительства».

Так неожиданно Винсент превращается из лирического героя поэта в бело-красно-белой молодежи. «Молодой фронт» разыгрывает билеты на его выступление, а на самом концерте как-то незаметно над толпой появляется бело-красно-белый флаг, скрыть который традиционно требует охрана.

Дуализм текстов выливается в яркое деление публики перед сценой: первые ряды три — вполне девочки-першакурсьніцы-старшаклясьніцы, для которых Винсент — что-то вроде секс-символа. За обезумевшими цінэйджэрамі стоит более зрелая публика, которую в Интернете принято называть борцами. Винсенту, однако, такое сочетание особых хлопот не делает:

«Так удается. Мне интересно и с лирическими и патриотическими текстами работать. Ничего особенно не изменилось, просто народ стал иначе воспринимать».

«Почему я люблю Винсента? — повторяет мой вопрос першакурсьніца Катя. — Ну, Калиновский, белорусский язык, все такое…» — не успевает она закончить мысль, потому что нужно скорее бежать с подругами до Винсента по автограф.

«Не нужно смотреть на Восток и на Запад. У нас есть свой белорусский рэп», — присылает со сцены свой главный мессидж Винсент. И ему трудно не поверить.

Больше снимков — в фоторепортаже.