Белорусская Земфира на американские деньги

Или застенчивый брестский рок в камэрнай обстановке. В клубе «Граффити» начинающие брестские рокеры Prana дали первый в жизни сольный концерт. При детальном рассмотрении выяснилось, что без поддержки из дальнего зарубежья здесь не обошлось.

Prana — это «жизнь». На санскрите. А в настоящей жизни то красивая филолог из Бреста с командой гитаристов, клявішніка и барабанщика.

Хотя главного участника коллектива на сцене не увидишь. «Lobo Tiggre», — представляется латиноамериканского вида брюнет с дорогой камерой в руках. «Писатель, но сейчас пишу про экономику», — скромно рассказывает о своей работе Лобо, поглаживая по голове дочь возраста начальной школы.

«И это мои инвестиции», — говорит про первый концерт Праны американец.

Лобо познакомился с вокалисткой группы Катей Проневич в летнем лагере в Литве. «Услышав ее, я офигел», — говорит Лобо, который немедленно же решил помочь молодому белорусскому прощению. Так Prana попала на свой первый сольный концерт в Минск.

«Поскольку в городе Бресте у нас не так много клубов, мы решили сразу покорить Минск», — раскрывает свои нехитрые планы Катя — трогательная дваццацітрохгадовая девочка в джинсах и аблягаючай майке с серыми мишками на груди.

«Когда я впервые»

«Я еще не очень умею общаться с публикой, стесняюсь немного», — честно говоря солистки не занимать. Філёлягу белорусского языка, Кате всегда нравилась Земфира, «что-то там себе напевала». Так и получилось попытка Земфиры по-берасьцейску.

«Живая вода превратилась в отраву», — тексты Prana соответствуют всем канонам русского рока. И группа уже успел записать первый альбом таких текстов «Завтра новый день».

«Мы думаем, что не скоро, мы думаем, что все впереди…» — а это уже для Леха Качиньского.

А еще Prana — это такая очень-очень важная штука в йоге. Мы дышим, и Прана наполняет наши тела. Как, например, вокал солистки Akana-NHS Руси, что пришла поддержать Катю.

«Я неравнодушно отношусь к музыке, и таких людей мне всегда приятно поддержать», — улыбается Руся, и камэрная зал наполняется первыми аккордами акустической версии «Заенькі» несуществующей уже Індыгі. Руся демонстрирует все контрасты своего невероятного голоса, и концерт постепенно превращается в бэнэфіс удивительной флейты певицы. Таких, говорит Руся, в мире только несколько десятков.

Как говорит Википедия, современная наука прану не признает. И напрасно.

Больше фотографий с выступления группы Prana в Минске